Сайт историка С.В. Волкова - Красный террор в годы гражданской войны - Приложения (15)
Rambler's Top100

Сайт историка Сергея Владимировича Волкова

————————————— • —————————————
———————— • ————————

Документы

————— • —————

Красный террор
в годы гражданской войны

——— • ———

Приложения

1 • 2 • 3

Сибирское обозрение

«Трехреченская голгофа»

По сведениям, полученным харбинской газетой «Рупор» из иностранных источников, зверская расправа с русским населением в Трехречье была произведена по инициативе Доненко, назначенного недавно из Москвы членом Реввоенсовета Дальневосточной армии и начальником ГПУ. Доненко в прошлом — чекист, известный своими зверствами в период гражданской войны на юге России{208}.

Зверское избиение беззащитного и мирного русского населения хуторов и селений Трехречья советскими отрядами глубоко взволновало всю русскую часть населения Харбина и линии Китайской Восточной железной дороги. Русское население Дальнего Востока, как и иностранцы, считают трехреченскую бойню беспримерным преступлением даже для советской власти.

В ряде обменов мнений между общественными организациями определилось солидарное решение в необходимости поставить в известность культурный мир о факте нового злодеяния советской власти. С этой целью русские общественные группировки Харбина и других мест решили отправить телеграммы воззвания к политическим деятелям и руководителям государственной жизни Китая, Японии, Соединенных Штатов, Англии, Франции, Италии, Германии и др[угих] стран.

Потоки крови безвинно истребляемого населения Трехречья, кровь детей — взывают к человеческой совести. Голос русского протеста должен быть услышан культурным миром. Иначе звериный закон должен восторжествовать и утвердить свое господство. Но этого не может и не должно быть…

В Хайларе и Якеши к 20 октября уже сосредоточилось около 1 200 беженцев. Кроме того, несколько тысяч человек двинулись с насиженных мест и не могут попасть к линии КВЖД вследствие небывалого разлива рек. Это же обстоятельство лишает возможности вывести скот, главное достояние крестьянского населения Трехречья. В большинстве случаев население Трехречья не имеет возможности собрать свой урожай, который в некоторых местах достигает 300 пудов с десятины, оставив свои нивы неубранными.

Разоренное, лишенное крова, потерявшее близких и родных, замученных большевиками, население разбегается по лесам Трехречья, направляясь к линии железной дороги, спасая свою жизнь от ужасов перенесенного разгрома.

Помимо той части населения Трехречья, которая бежала из районов, подвергшихся нападениям красных, осталось много поселков в самом центре Трехречья, откуда население не имело возможности выбраться. Между ними и линией железной дороги остается пространство примерно в 160 километров. С севера эти поселки совершенно открыты для нападения красных, так как большинство переселенцев-эмигрантов оттуда вышло, но и западная граница не менее открыта для вторжения красных, особенно после рекостава.

Таким образом, русское население находится под непосредственной опасностью повторения октябрьских кровавых событий. Для спасения населения, скота и хлеба нужны быстрые мероприятия и большие средства.

В Харбине, Шанхае и др[угих] местах создались комитеты помощи трехреченцам. Организуется материальная и медицинская помощь пострадавшему от большевистского погрома населению.

На одном из распорядительных заседаний постановлено просить русскую и иностранную общественность о помощи пострадавшему населению от красного террора.

Ряд русских общественных организаций, в том числе и политические группировки (социалисты, группа «Крестьянская Россия»{209} и др.), обратились с особым воззванием к населению и общественному мнению Европы и Америки.

«Во имя гуманности Китай предоставил святое право убежища русским крестьянам, дал им возможность мирным трудом зарабатывать кусок хлеба, — читаем мы в обращении к народам мира Харбинского комитета помощи трехреченцам. — Большевистская власть без объявления войны Китаю внезапно послала своих солдат на китайскую территорию — отнять это последнее убежище у русских изгнанников и тем надругаться над обычаем убежища, который освящен вековой историей человечества…

Произвол, насилие и надругательство над человеческой личностью всегда вызывали протест и возмущение у всех культурных народов…

Мы верим, что мировая совесть осудит и заклеймит неслыханное злодеяние наших дней.

Мы просим вас:

1) Заявить и поддержать, где следует, решительный протест против вышеописанных кошмарных злодейств и принять все зависящие меры против возможности их повторения.

2) Войти с предложением к правительству Китайской республики о создании международной комиссии для расследования зверств над мирными жителями Трехречья, нашедшими право убежища на территории Китая.

3) Предложить своим национальным благотворительным организациям во имя милосердия прийти на помощь разоренному населению Трехречья».

Комитетом разосланы телеграммы-протесты всем правительствам Западной Европы и Америки, Китая и Японии.

«Никто не должен уклоняться от выполнения своего долга человека и гражданина. Никакими мотивами не может быть оправданы пассивность и молчание.

Все граждане без различия подданства и положений, все трудящиеся и интеллигенция, русские эмигранты и советские подданные — все должны принять участие в кампании общественного протеста. Всеми должно быть сделано все, чтобы разбудить совесть человечества, чтобы взоры всего мира привлечь к трагической участи распинаемых в Трехречье наших соотечественников», — читаем мы в обращении социалистических группировок г. Харбина.

Воззвание дальневосточной группы «Крестьянская Россия» после подробной информации о событиях в Трехречье заканчивается следующим обращением:

«Жертвы московских палачей — несчастные женщины и дети — вопиют о защите.

Люди, мир, Лига Наций, Второй Интернационал{210}, социалистические и буржуазные правительства, назначайте срочно комиссию для расследования злодеяний московских палачей…

Люди, верующие в Бога, — на заупокойную панихиду по несчастным жертвам.

Социалисты — на митинги протеста против зверских убийств московских палачей.

Крестьяне всех стран, — шапки долой перед свежей могилой наших братьев-тружеников, расстрелянных московскими палачами».

По инициативе Харбинского русского студенческого общества был организован митинг протеста и выработано обращение к народам мира.

«Мы обращаемся ко всем вам, — говорится в этом обращении, — культурные, просвещенные и просто честные люди Европы, Америки, Азии и Австралии. Если вы уважаете себя и привыкли следовать велениям голоса совести, — открыто заявите на весь мир, что вы все, по крайней мере, хоть осуждаете эти неслыханные коммунистические зверства…

Просим всех без исключения русских людей, рассеянных во всех странах мира, присоединиться к нашему протесту…»

Да, молчать нельзя. Нужно громко кричать о трехреченских жертвах коммунистического режима. Необходимо, чтобы голос русских беженцев, призывающих к протесту и помощи, был услышан, наконец, просвещенным европейским и американским обществом.

«Мы считаем весьма важным, чтобы русская демократия в Европе организовала по этому поводу широкую кампанию, дабы сделать ее авторитетной для широких демократических и социалистических кругов Европы, — читаем мы в письме социалистических группировок, напечатанном в журнале «Дни»{211}, — Европа слабо, видимо, верит выступлениям правой эмиграции. Только ваш авторитетный голос русского демократического социализма может придать этой кампании силу и значение в глазах трудящихся Европы.

В основу этой кампании нам, с места, кажется, могут быть положены следующие начала:

1) Советский отряд учинил расправу не на территории СССР, а на чужой территории, вторгнувшись в глубь Китая на 150 верст.

2) В этом районе расположены только русские беженские поселки забайкальских казаков, и никаких других населенных поселков нет.

3) Значит, сов[етское] правительство отправило отряд для расправы специально с русскими мирными беженцами, чем нарушило право убежища.

4) Расправа была ужасна по своей бессмысленности и жестокости. Убивались все — женщины, дети, стар и млад.

5) Расправе подверглись поселения совершенно мирных беженцев, не проявлявших за все десять лет после гражданской войны никакой активности против СССР.

6) Войны нет. Убиваются не солдаты враждебной стороны, а совсем посторонняя третья сторона.

Эти сформулированные вкратце положения совершенно отвечают объективному положению вещей.

С момента советско-китайского конфликта население Трехречья, как мы видели, занимало нейтральное положение. На попытку привлечь их в состав отрядов, формируемых белыми, они откровенно заявили: «Воевать против СССР мы не будем, там наши родные и знакомые, да и вообще нам противна братоубийственная война. Домой вернемся, когда там прекратится грабеж и будет порядок».

Это настроение не могло не быть известно коммунистам. Они прекрасно понимали, что политически Трехречье для советской власти не опасно. Оно было опасно, как живое свидетельство того, как можно при условиях хозяйственной свободы вольготно жить и увеличивать свое хозяйственное благосостояние.

В информации «Крестьянской России» определенно указывается, что именно это благополучие эмигрантского бытия в Китае и было тем живым укором хозяйственной политике большевиков, который они никак не могли спокойно переносить. Тем более, что забайкальцы открыто стали говорить представителям советской власти: «Как же так, наши мужики, живущие в Китае (Трехречье), имеют хлеб, скот и год от году все богатеют, а у нас год от году все хуже и хуже».

Теперь пример сытой деревни уничтожен. Большевики могут торжествовать: но это торжество диких варваров, которые не хотят понять и осознать того, что они творят. Это — безумные изуверы, которые не понимают и никогда не поймут законов человеческого общества: принципы права и справедливости! Поэтому было бы тщетно призывать к их совести.

Но призыв к совести культурного человечества, к совести тех, кто сегодня и, быть может, завтра будет сидеть за одним столом с теми, кто вчера, сегодня и завтра беспрерывно устраивает в малых и больших размерах «Трехреченские погромы», должен быть направлен.

Я не обольщаюсь, что этот призыв найдет должный и быстрый отклик. Но не нужно забывать, что объединенными силами международного общественного воздействия вопрос о недавних палестинских событиях{212} привлек мировое внимание и дал положительный и отнюдь не только моральный эффект.

Мы не требуем большего: если моральная совесть культурного человечества осудит это преступление и вопрос о Трехреченских событиях будет, как и о палестинских событиях, внесен в сессию Лиги Наций, наше чувство и совесть будут удовлетворены, поскольку в этих фактах мы будем видеть живой интерес к жертвам большевистского погрома и моральное сочувствие к пострадавшим.

Мы хорошо понимаем, что не только в призыве к совести мира наше спасение. Оно в живом чувстве родины, в дружной и действенной борьбе за ее политическое освобождение и хозяйственное возрождение!

Международная совесть должна реагировать на кровавую баню в Трехречье, и на нас в значительной мере лежит обязанность неумолчно, настойчиво требовать этого внимания.

Дело идет отнюдь не о мести и не о каре. Трехреченские события — только небольшой эпизод, кровавый и ужасный, но не исключительный, лишний раз только показывает, что там, на востоке Европы, происходит истребление народа политическими изуверами, действия которых морально должны быть — раз и навсегда — осуждены современным человечеством.

Русская демократическая эмиграция решительная противница каких-либо вооруженных интервенций против России, в чем нас беспрестанно обвиняют большевики, но русская зарубежная демократия за интервенцию моральную, за осуждение политического бандитизма и изуверства западноевропейским общественным мнением. В этом наше моральное обязательство перед теми, кто вынужден под большевистской тиранией жить и творить новую, свободную и национальную осознанную, мощную, и в силе своей — великодушную Россию.

(П. Доценко){213}

——— • ———

назад  вверх  дальше
Содержание
Документы


www.swolkov.ru © С.В. Волков
Охраняется законами РФ об авторских и смежных правах
Создание и дизайн www.swolkov.ru © Вадим Рогге