Историк С.В. Волков - Трагедия русского офицерства - IV - Офицерство в Белом движении (22) - Юг - Потери
Rambler's Top100

Сайт историка Сергея Владимировича Волкова

————————————— • —————————————
———————— • ————————

Книги

————— • —————

Трагедия русского офицерства

——— • ———

Глава IV
Офицерство в Белом движении

——— • ———

Юг

1 • 2

Потери

Дроздовские части. Потери дроздовцев за поход Яссы-Дон были незначительны, но 21 апреля 1918 г. в бою за Ростов они потеряли 82 чел.{667}. В начале 2-го Кубанского похода 2-й Офицерский (Дроздовский) полк в бою под Белой Глиной в ночь на 23 июня 1918 г. потерял около 400, в т.ч. до 80 офицеров было убито{668}. В июле за 10 дней боев дивизия потеряла 30% состава.{669} С 16 августа за месяц боев дивизия потеряла около 1800 чел., т.е. более 75% своего состава{670}. 28.01.1919 г. к северу от Бахмута погибла дроздовская офицерская рота, убито 37 офицеров{671}. 9.01.1920 г. 1-й Дроздовский полк потерял около 70 чел., при взятии Ростова 9 февраля — около 220 чел. (6 офицеров убито){672}. В десанте на Хорлы дивизия потеряла 575 чел.{673}. 29 июня 3-й Дроздовский полк потерял 103 чел. (25 убито), 31 июля под Гейдельбергом 1-й Дроздовский полк потерял более 300 чел., 14 августа у Андребурга дивизия потеряла 100 чел., 4-й Дроздовский полк 14 октября у Ново-Григорьевки — около 200 чел.{674}. Дроздовский (2-й Офицерский) конный полк за 14 мая 1919 г. потерял 71 чел., 5 июня — 87, 2 ноября 1919 г. у Жуковки — 50 чел., 19 октября 1920 г. у Отрады — 30 чел.{675}. Этот полк, каждый эскадрон которого в 1918 — первой половине 1919 гг. на три четверти состоял из офицеров, потерял за войну убитыми и ранеными до 2 тыс. чел{676}. Из состава 7-й (3-й) дроздовской гаубичной батареи за войну погибло 24 чел., в т.ч. 14 офицеров{677}. В Северной Таврии при ее обычном составе в 19 офицеров выбыло 15{678}. Общие потери дроздовцев исчисляются в 15 тыс. убитых и 35 тыс. раненых{679}. Среди убитых было свыше 4,5 тыс. офицеров{680}.

Алексеевские части. Под Екатеринодаром Партизанский полк потерял 500 чел., 2–3 июля у Песчанокопской — около 300{681}, под Ставрополем только в 1-м (офицерском) батальоне осталось из около 600 30 чел.{682}. Потери Алексеевской бригады в десанте на Геническ составили 340 чел.{683}, по другим данным — 80{684}. Гренадерский батальон Алексеевского полка целиком погиб 2 августа 1920 г. при десанте на Кубань (убито и зарублено в плену более 100 чел.){685}. При отходе в Крым у с. Богдановки 15 октября полностью погибли все обозы, лазарет и нестроевые команды полка, а из полка осталось не больше роты{686}.

Симферопольский офицерский полк в боях против банд Махно терял десятки человек: 22 августа 1919 г. — 88 чел. (32 офицера), 23 августа — 38 (18 офицеров), 24 августа — 92 (44 офицера, в т.ч. 10 убито, и 48 солдат, в т.ч. 8 убито), всего же у ст. Помощной полк потерял 218 чел. (34 убито). 30 августа полк потерял 16 офицеров (3 убито) и 17 солдат, 9 сентября — 86 (в т.ч. 47 офицеров, из которых 5 убито и 4 пропало), 13 сентября — 40 (15 офицеров), 14 сентября — 233 чел., в т.ч. 148 убито, из них 60 офицеров и 85 ранено, из них 30 офицеров). Всего же бои против Махно с 22 августа по 14 сентября стоили полку 635 чел. — 208 убито (87 офицеров), 416 ранено (178 офицеров) и 11 пропало (5 офицеров){687}.

Другие части. Сводно-Гвардейский полк (обычного солдатского состава) в бою 2 октября 1918 г. под Армавиром потерял половину своего состава — около 500 чел., было убито 30 офицеров{688}. Киевское (Константиновское) училище в Кубанских походах потеряло около 100 офицеров и юнкеров, 15 января 1920 в бою на Перекопе — 87 чел. (в т.ч. 3 офицера и 29 юнкеров убито), в боях в Кубанском десанте в августе 1920 г. было убито 2 офицера и 25 (или 38) юнкеров, ранено — 9 и 101 и без вести пропали 4 юнкера и 5 солдат{689}. Всего с января 1919 г. училище потеряло убитыми 4 офицеров и 64 юнкера и ранеными — 9 и 142 соответственно{690}. Кубанское военное училище потеряло убитыми в Кубанском десанте 2 офицеров, врача и 27 юнкеров, ранеными — 4 офицеров и 52 юнкера{691}. 7-я пехотная дивизия в боях 16–17 июня 1919 г. под Царицыном потеряла убитыми и без вести пропавшими 29 офицеров (на 74 солдата) и ранеными 59 (на 199 солдат){692}. Белозерский полк за три месяца летних боев 1919 г. потерял 4000 чел.{693}. На ст. Абганерово в январе 1920 г. понесла огромные потери Сводно-гренадерская дивизия, 22 февраля, попав в окружение, погибли почти все ее оставшиеся офицеры. Сводно-стрелковый полк в Генической операции потерял 150 чел.{694}.

Кавалерийские части. 1-я конная дивизия за август и сентябрь 1918 г. потеряла 260 офицеров и 2460 казаков — почти 100% своей численности{695}. Сводно-горская дивизия 23 августа 1919 г. потеряла 40 чел. (3 офицера убито){696}, 1-я бригада 5-го конного корпуса 28 ноября 1919 г. имела 146 шашек, 29-го после пополнения 206, а 2 декабря — 141; в рапорте командира корпуса говорилось: «При столь ограниченном пополнении и числе рядов кадры офицерского состава гибнут, незаметно исчезают. Примером этому может служить Стародубовский дивизион сводного полка 12-й кавалерийской дивизии, где из 24 кадровых офицеров осталось 12 (4 ранено и 8 убито)»{697}. В бою под Егорлыкской 17 февраля 1920 г. гвардейская кавалерия потеряла половину своего состава: из 20 офицеров 10 убиты и 2 ранено{698}. Почти полностью погиб возглавлявший атаку конно-офицерский полк. У Белой Глины 21 февраля 1920 г. погиб весь штаб 1-го Кубанского корпуса, в т.ч. около 70 офицеров{699}. Почти полностью погиб на Перекопе в ночь на 3 апреля 1920 г. сводный гвардейский эскадрон, находившийся в Крыму: 4 офицера убито, 1 ранен и 1 пропал без вести{700}. Туземная дивизия 30 мая 1920 г. потеряла зарубленными 200 чел.{701}.

Общее число офицеров, убитых в белой армии на Юге, можно определить, исходя из потерь «цветных» частей. Как явствует из приведенных выше данных, численный состав корниловцев, марковцев, дроздовцев был примерно одинаков. Потери убитыми корниловцев и дроздовцев исчисляются в 14 и 15 тыс. чел., причем для корниловцев известно точное число офицеров — 5,3 тыс. Потери марковцев несколько ниже, но зато в марковских частях была выше доля офицеров (в корниловских и дроздовских она была одинакова), причем изначально, в 1918 г., когда потери были наибольшими, это были чисто офицерские части. Таким образом, в рядах этих трех «цветных» дивизий погибло примерно 15 тыс. офицеров. С алексеевцами и другими добровольческими частями (численность которых, вместе взятых, равна каждой из трех дивизий) — 20 тыс. Гвардейские и кавалерийские полки Императорской армии, возрожденные на Юге, потеряли по 20–30 офицеров, т.е. всего примерно 2 тыс. В других пехотных частях ВСЮР и Русской Армии офицеров было немного, как и в казачьих войсках. Очень сильно насыщены офицерами были артиллерийские, бронепоездные и другие технические части (от трети до половины состава), но они несли сравнительно меньшие потери. Поэтому общее число убитых офицеров едва ли превысит 30 тыс. С потерями от болезней — до 35–40 тысяч{702}.

Чтобы прояснить судьбы офицеров армии, следует также определить число попавших в плен. В первый период войны — практически в течение всего 1918 г. в плен обычно не брали, особенно офицеров. Захваченных тут же расстреливали, часто — после диких издевательств. В дальнейшем, особенно после того, как начались мобилизации офицеров в Красную Армию, тех, кто не был после пленения сразу же убит, стали иногда отправлять в тыл, а некоторых даже пытались привлечь на службу в красные части. Иной раз в плен попадали целые группы офицеров, но в условиях весенне-летнего наступления 1919 г. такие случаи были крайне редки, а до того, как уже говорилось, их в большинстве случаев расстреливали. Так что до осени 1919 г. речь может идти лишь о нескольких десятках человек.

Значительные потери пленными ВСЮР стали нести лишь осенью 1919 г. Например, 11 октября у д. Каменец-Мелихово попали в плен 70 офицеров Самурского полка, 17-го у д. Себякино — 44 чел. 2-го Корниловского, 20-го у д. Столбище — 31 чел. 1-го Дроздовского, 26-го в Кромах — 200 3-го Марковского, 3 ноября в Ливнах — около 300 чел., 6-го у с. Сабурова — более 2000 из Корниловской дивизии. В боях под Льговом Дроздовские и Самурский полки потеряли пленными около 1700 чел., 15-го у разъезда Васильевке в эшелоне было захвачено 70 офицеров, в районе Касторного 15–16-го в плен попало около 3000 чел., 18–29-го у д. Танюшкино — 117 офицеров, 24-го у Обояни — до 1000 чел., 1 декабря в районе деревень Красное и Роково — несколько сот чел. 31-й пехотной дивизии, в д. Сухая Солодина в тот же день — 570 чел. 1-го Корниловского полка и т.д. Правда, среди этих пленных офицеров было очень мало. Южным фронтом Красной Армии с 20 октября по 20 ноября 1919 г. было взято в плен всего 300 офицеров (при 7367 солдатах){703}. При окружении Марковской дивизии 18 декабря в с. Алексеево-Леоново в плен попало 67 офицеров и около 400 солдат{704}. К 10 января 1920 г. Южным фронтом было взято 40450 пленных, Юго-Восточным — 20550, всего красными с 19 ноября по 10 января — 61 тысяча{705}. Учитывая, что офицеры составляли среди плененных в боевых условиях менее 5% (составляя в составе боевых частей около 10%), речь может идти примерно о 3 тыс. пленных офицеров (больший процент — 10–12, они составляли, как будет показано ниже, среди взятых на побережье при эвакуации крупных городов, набитых тыловыми учреждениями).

Особенно много попало в плен в начале 1920 г. при агонии белого фронта на Юге. Хорошо известны трагические последствия бездарно проведенных эвакуаций Одессы и Новороссийска, в которых скопились почти все отходящие белые части. 29–30 января 1920 г. 730 чел. было захвачено в Херсоне и Николаеве, в Одессе 7 февраля попали в плен 3 генерала, около 200 офицеров и 3 тыс. солдат (в т.ч. 1500 больных и раненых){706}. Из отошедшего из Одессы Овидиопольского отряда (16 тыс., в т.ч. много беженцев) в Румынию удалось перебраться 127 чел.{707} Много офицеров было захвачено в Екатеринодаре (на следующий же день по занятии его красными была проведена регистрация), но часть из них сразу зачислена в армию{708}. В конце марта при эвакуации Новороссийска в плен попало 22 тыс. чел., (в основном кубанские и донские части (старших кубанских офицеров — командиров полков, батарей и пластунских батальонов было до 80 чел. при 5 генералах{709}). Советские источники приводят цифру 2500 офицеров и 17 тыс. солдат и казаков{710}.

Действовавшие против Астрахани части ген. Драценко, отошедшие в Петровск, и Каспийская флотилия эвакуировались в Баку, но ввиду неприязненного отношения азербайджанских властей почти вся флотилия с частью других офицеров ушла в Энзели. Оставшиеся в Баку офицеры были захвачены красными, частью расстреляны, частью отправлены в лагеря{711}. Всего при крушении ВСЮР попало в плен 182895 чел., в т.ч. на Украине с 13 января по 12 февраля 19318 и на Дону, Кубани и Северном Кавказе с 14 февраля по 2 мая — 163577{712}. Некоторые потери пленными были в ходе весенне-осенней кампании 1920 г. Например, 16 апреля у Перекопа попало в плен 100 чел., осенью при обороне Юшуньских позиций — тоже до 100. 30 мая Туземная дивизия потеряла пленными 600 чел.{713}. У Днепровки 13–14 октября по советским данным Марковская дивизия потеряла пленными 1000 чел. (по белым — всех потерь было 800, в т.ч. 300 раненых){714}. Таким образом, в плен (главным образом за счет тех, кто не смог эвакуироваться) попало к осени 1920 г. около 7 тыс. офицеров.

Эвакуация из Крыма была проведена образцово, в полном порядке. Всем желающим заранее было предложено остаться. Не успели погрузиться только некоторые небольшие арьергардные отряды. Выше указывалось, что в Крыму было всего 50 тыс. офицеров. Как явствует из сведений об эвакуированных (см. последнюю главу), из примерно 150 тыс. эвакуированных военнослужащих было примерно 70 тыс., и это вполне согласуется с тем, что в армейских лагерях, после того, как все излишние штаб-офицеры, больные, раненые и престарелые были отпущены из армии, разместилось 56,2 тыс. чел., из которых офицеров могло быть до 15 тыс. (учитывая, что к 1925 г., когда в армии осталось 14 тыс., офицеров из них было 8 тыс.). Отпущено в Константинополе было, следовательно 14 тыс. — в большинстве офицеров. Всего, стало быть, из Крыма эвакуировалось до 30 тыс. офицеров, и около 20 осталось в Крыму. Кроме того, после Одессы и Новороссийска за границей осталось около 15 тыс. офицеров, и около 3 тыс. нелегально вернулись в Россию. Таким образом, общее число офицеров в белой армии складывается из: 1) 45 тыс. эмигрировавших (15 до осени 1920 г. и 30 из Крыма), 2) до 30 тыс. оставшихся в России (около 7 тыс. пленных до осени 1920 г., около 20 тыс. оставшихся в Крыму, и около 3 тыс. вернувшихся в 1920 г.), 3) 35–40 тыс. погибших. Всего, следовательно через ряды армии прошло примерно 115 тыс. офицеров.

——— • ———

назад  вверх  дальше
Оглавление
Книги


www.swolkov.ru © С.В. Волков
Охраняется законами РФ об авторских и смежных правах
Создание и дизайн www.swolkov.ru © Вадим Рогге